Marauders. Mischief managed!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Mischief managed! » `ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР » кошки-мышки


кошки-мышки

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Участники квеста.
Lily Evans, Bellatrix Lestrange

2. Дата и время.
ноябрь 1979 г.

3. Место события.
ветхий старый дом на самой окраине Лондона - один из мелких временных штабов ПС. На милю вокруг ни одной живой души, только парочка пустых заброшенный домов и колющий ветер. 

4. Название квеста.
кошки-мышки

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2012-04-08 11:10:07)

0

2

- Protego! – с запозданием выкрикнула девушка, едва успев увернуться от заклятия. Выпад противника был немногим сложнее школьного уровня дуэлей, но даже его отразить было сложно. Конечности налились свинцом, каждое движение требовало неимоверных усилий. В голове уже давно звонил колокол низкого звучания с таким гулом, что он порой даже заглушал крики вокруг. Начинала подводить и реакция, и стратегия дуэли. Не было даже разговора о том, чтобы импровизировать, а не выполнять боевые элементы про сто раз отработанной в штаб-квартире схеме. Словно хорошо запрограммированная маггловская машина, на автомате. Первый выпад куда-нибудь вниз – дезориентировать, второй – поразить соперника, третий – блокировать встречное заклятие. Примерно так, плюс две-три вариации.
Сколько они уже сражаются без перерыва? Часа два, а то и больше. Времени свойственно течь по очень странному руслу во время выполнения военных операций. А началось все с того, что в дом Поттеров ранним утром, фактически ночью, был отправлен патронус с приказом немедленно явиться в штаб. Уже обычное дело. Сказано – сделано. Разве что Джеймс был крайне не в духе от такого поворота событий и все ворчал что-то о предписанном праве на отдых. Шпионами Ордена Феникса только что были добыты координаты расположения одного из мест сборов Пожирателей. Не так часто орденцам в руки попадает настолько полезная информация, медлить нельзя ни минуты. Впрочем, глупо было бы полагать, что в ветхом старом домике на окраине Лондона приверженцы Темного Лорда ждали бы их в домашних халатах, без палочек и с кухонным полотенцем наперевес. Отправленных на задание волшебников, Лили, Джеймса, Сириуса, Ремуса и Доркас, Пожиратели встретили в полной боевой готовности.
Лили оглядела происходящее боковым зрением. Вот Румес только что одолел противника. Совсем молодого русоволосого парня. Мерлин, кажется, Лили не раз пересекалась с ним в Хогвартсе. Он еще так хорошо знает Древние руны. Знал. Вот Джеймс сражается с нею спина к спине. Можно подумать, что он совсем не устал, но то остервенение, с которым он бросает проклятия в Пожирателей Смерти, ясно говорит о том, что ему поскорее хочется с этим покончить. Остальные сотоварищи сейчас находились вне зоны видимости.  Ну же, внимательнее Лили, - твердила себе Поттер, чувствуя, что начинает отключаться от окружающей действительности. Необходимо собраться, не смей терять сознание.
- Haud efficio a bunk, - волевое усилие. Заклятие сработало в точности так, как и должно было. Одного из Пожирателей Смерти вмиг обвили прочные веревки. Вот так-то, совсем другое дело. В такие моменты Лили даже нравилось принимать участие в сражениях. Это максимально честный способ противостояния, кто сильнее, искуснее и ловчее, тот и победит. Все просто. Отточенные движения, максимальная концентрация и результат. Только положительный, в противном случае ты этот самый результат уже не увидишь. Не то, чтобы Лили получала удовольствие от причинения вреда врагам, что вы, конечно нет. Но, Мерлин… Было в дуэлях что-то особенное. Поистине магическое. В крови закипал адреналин, а в воздухе витал запах неотвратимой опасности. Сладковатый, терпкий, густой. Действия на пределе возможностей, никаких осечек, никаких промахов. Лили есть, ради кого желать остаться в живых.
- Reducto! – бросила бывшая гриффиндорка. Избегая невероятно быстрого ответного удара, девушка резко подалась назад, толкая Джима. Как раз вовремя, потому что зеленых луч прочертил воздух как раз там, где мгновение назад стоял ее муж. Сегодня удача определенно на нашей стороне. Гнев вылился наружу, словно прорвав надежную плотину. Так всегда случалось, когда приходило осознание того, что могло случиться с близким человеком. Вот сейчас с Джеймсом. Ее Джеймсом. Лили переметнула взгляд в сторону автора заклятия. Ну конечно, Беллатрикс, куда же без нее. Фанатичная психопатка, одна из самых верных слуг Сами-Знаете-Кого. Странно не видеть ее полубезумной улыбки и не слышать леденящего душу хохота. Н стойте, что это? Растерянность? Неуверенность на лице Беллатрикс Лестрейндж?
Как бы не было тяжело, орденцы постарались на славу. Убиты или схвачены были уже почти все Пожиратели Смерти. Кроме нее и еще одного волшебника, который явно проигрывал в поединке Доркас. Лестрейнж, к слову, даже не думала оказывать ему помощь, предпочтя обратиться в бегство. Что. Вот так просто? Возьмешь и сбежишь? Ну уж нет, не в этот раз. Я больше не позволю тебе никого убить, - это была последняя мысль, промелькнувшая в голове Лили перед тем, как девушка бросилась вслед за Пожирательницей из дома на улицу.

+1

3

Тихо-тихо доносит ветер в распахнутое окно:
белла,
белла,
беллатрикс, - расплывается, шелестит тихий голос. Надтреснутый, негромкий, завораживающий своей силой. Лестрейндж наслаждалась своим потаённым сиюсекундным наваждением. На сетчатке глаз как будто отпечатался вожделенный облик, потому каждый раз, стоило ей смежить веки, как она вновь и вновь вглядывалась в резкие черты. Красив до дрожи в подгибающихся в поклоне коленях, до слепого, неистового обожания. Ледяной взгляд и тон, заставляющий умолкнуть сопливые восторженные слова, любезность манер, оправдывающая всякую жестокость, немая сила, не требующая доказательств - вот его портрет.
Нет, это не просто культ личности, это любовь в её извращённом виде: подавляющая, паразитическая любовь хозяина к своей шавке. Тонкие, как росчерк пера, губы кривятся в усмешке, повторяя:
белла,
белла,
беллатрикс ...

***

- .. не кипятись, кретин! чёрт возьми, Д., ты можешь хотя бы сейчас расслабиться? - в низком хрипловатом голосе звучала усмешка. Его обладатель явно уже успел воспользоваться собственным советом. Раздался угодливый смех одного из собеседников.

- Ты не в том положении, чтобы давать мне советы, Крэбб, - последовал сдержанный ответ, - у тебя не достаточно смекалки даже на то, чтобы соскрести кровавые разводы с собственной маски.

Крэбб зашёлся булькающим смехом, облокотясь на спинку кособокого стула:
- Хахах.. я не рожу казать пришёл, а детишек пугать, - грузный и широкоплечий, с мерзкой сальной улыбкой он был похож на кабана и смотрелся до нелепости глупо в дорогой мантии, - но, кто знает, когда эти недомерки доберутся до нас.
Кто-то одобрительно забормотал.

- Болваны! - она несдержанно взвизгнула. Беллатрикс диковато таращила глаза на соратников из тёмного угла комнаты, в которой они провели чуть меньше двух часов. Это была весьма дряхлая развалина из двух этажей, которая держалась на честном слове, впрочем, она не особенно отличалась от множества таких же, рассыпанных по безлюдной улице. По всей видимости, это помещение когда-то служило гостиной: обшарпанные стены наверняка имели приятный тёплый цвет, разломанный диван, в котором сейчас копошились мыши, был уютным и мягким, над каминной полкой, вероятно, мостилась целая серия семейных фотографий, а хозяйка, успокоенная мерным цоканьем настенных часов, сидела за спицами в этом самом кресле. Но, увы и ах, Беллатрикс не страдала ложной сентиментальностью, поэтому единственная мысль, посетившая её голову, как только ей "посчастливилось" переступить порог этой лачуги была "ну и вонь", "маггловскоая нора".
До сего момента Лестрейндж сидела, развалившись, в одном из пыльных кресел с безвкусным цветастым узором, положа ноги на низкий деревянный столик. От скуки она забавлялась, подкидывая в воздух волшебную палочку и лениво слушала перебранку сотоварищей. Её вскрик заставил Пожирателей замолкнуть. На лице Крэбба проступила недовольная гримаса, вызывающая у женщины острое желание заклеймить его поганий лоб зелёным лучом.

- Непроходимые идиоты! - выплюнула экс-Блэк, поднимаясь на ноги, - авроры из Ордена будут здесь с минуты на минуту, мы ведь сами всё равно что назначили им свидание! Нам прекрасно известно, по каким источникам к ним поступает информация и подкинуть месторасположение псевдо штаба было всего лишь приглашением в игру.

Женщина резко дёрнула шнуры на собственном плаще, избавляясь от него, и спешно засучила рукава, словно готовясь хорошенько отужинать. На лице запылала яростная улыбка, Беллатрикс приложила палец к губам:
- Надевайте маски, бесславные ублюдки, - она нездорово облизала губы, - они здесь.
Не успели пятеро Пожирателей подчиниться, как комнату озарили вспышки вражеских заклинаний.

***

Тут и там раздавался страшный грохот, хруст ломающейся мебели, азартный рык сражающихся в пылу оппонентов и их, полные яда, короткие разговоры, свист убивающих проклятий и контратак, перемежающийся с радостным сюсюканьем Беллатрикс. Она была страшно занята любовной встречей с дражайшим кузеном, которого теперь всячески проверяла на прочность. Блэк, как и полагается, красавец-мужчина, двигался прекрасно, был ловок и безрассуден, он явно получал удовольствие от происходящего. Сириус инстинктивно чувствовал атаку и, казалось бы, с лёгкостью от неё уходил, пребывая в очевидном восторге от собственного ума и силы. Вряд ли кого-то могло удивить, что своего первого противника он вскоре уложил. Теперь Сириус стоял, замерев, на поверхности длинного обеденного стола и, затаив дыхание, ждал хода кузины. Он не мог отдышаться, однако не переставал улыбаться. Точно тем же ему отвечала Беллатрикс, она кралась вдоль стола, подбираясь поближе. У неё разбита губа, всклокочены волосы и разодрано платье, это в её стиле.

- Ну что, сестрица, ты скучала по мне? - Блэк пятился назад, - сколько прошло с нашей последней стычки? Месяц или два? Точно не помню.

- Разумеется, мой милый, - прохрипела Лестрейндж, втягивая ртом воздух, - давно пора заняться твоим воспитанием.

Сириус иронично рассмеялся, испытывая лёгкий экстаз от мнимого превосходства, что в очередной раз сыграло с ним злую шутку:
- Reducto!
- Protego! - и стол под ним разлетелся в щепки, а сам Блэк рухнул на обломки.
- Avada Kedavra! - каркнула Беллатрикс. Струя зелёного цвета пролетела в дюйме от уха Сириуса, - ты ещё не готов, кузен, до встречи, - сладко пропела женщина, вильнув в тёмный коридор прочь из столовой, которую они с Блэком учпели разнести в пух и прах.

Лестрейндж слетела вниз по лестнице в закопчённую прихожую, ставшую эпицентром схватки. Четверо из Пожирателей протирали собой грязный пол под ногами осквернителей волшебного рода. Каждый из этой Орденовской компании был наглой усмешкой порядочному обществу, которое им, приверженцам Тёмного Лорда, предстояло построить на трупах этих выскочек. Ей стало гадко от одного вида своих соратников, до тошноты. Привычное веселье утопло в ярости, всего на пару мгновений. Ты облизываешь паркет перед грязнокровкой, Крэбб. Практически все Пожиратели были мертвы, за исключением последнего и самой Лестрейндж. На многозначительный стоны и попытки уцелевшего что-то произнести, женщина даже бровью не повела: у неё снова загорелись глаза. Она резко вскинула руку, в которой добела сжала палочку, направленную точно в затылок Джеймсу Поттеру, и шикнула заклинание.

Оооо, какая прелесть, какой героизм: она спасла своего ненаглядного хахаля. Отличный ракурс. Ещё бы немного театральности в её движениях, и я могла бы убить двух зайцев разом.
Судя по перекосившемуся от ненависти лицу Поттер, она готова была кинуться на обидчицу мужа сию же секунду. Этим сложно было не воспользоваться. Боже, как же легко их провоцировать. Лестрейндж дёрнулась к распахнутому окну и, вскочив на подоконник, странно рассмеялась, ныряя в глухую ночь. Она была абсолютно уверена, что Поттер уже несётся следом, как ей того хотелось, потому Беллатрикс преодолела колючие разросшиеся кусты и оказалась в диком заброшенном саду, который примыкал к дому. Он был огромным - здесь их долго никто не найдёт - то, что надо для душевного женского разговора.

+2

4

Бежать. Бежать. Бежать, - стучало в голове Лили. Скрипучий пол, расшатанная лестница, проем выбитой двери. Кажется, способность здраво мыслить покинула девушку еще минут сорок назад, бросив на прощание, что в этой сумасшедшей бойне она желания принимать участие не имеет. Не выходило ни анализировать, ни просчитывать ходы наперед. Видели бы Поттер сейчас корифеи Ордена Феникса: Лили по праву считалась одним из самых вдумчивых и рассудительных дуэлянтов, а сейчас… Все свелось к инстинктам. Банальным животным инстинктам выжить и причинить максимальный ущерб противнику, отстояв таким образом свою территорию, свой дом, в котором она и такие, как она, имеют полное право на существование. Подумать только, до чего могут довести цивилизованного человека беспрерывные боевые операции. Когда закончится война, эти моменты будут преследовать меня в кошмарах,- пронеслось в голове девушки.
Стоило выбежать на улицу, как Лили поглотила тьма промозглой осенней ночи. После ослепляющих вспышек заклятий не было видно ровным счетом ничего. Перед глазами плыли разноцветные блики, мешающие собраться. Сосредоточиться настолько, насколько это возможно в данной ситуации. Лили огляделась и успела заметить темный силуэт, исчезающий в зарослях сада. Вполне можно было бы окликнуть остальных и указать на место, где скрылась Пожирательница, но вы что, это же Лили Поттер. Она всегда предпочитала разбираться с трудностями самостоятельно. Девушка быстро пересекла поляну и оказалась в роще. Глупо было бы предполагать, что Беллатрикс можно будет найти на протоптанной дорожке, поэтому Поттер незамедлительно сошла с нее в труднопроходимую чащу. Где сейчас ее враг? Аппарировал на другой конец Лондона, находится сотне метров или стоит прямо у Лили за спиной? Оставалось только нервно озираться и держать палочку наготове. Интуиция – не та вещь, на которую, как считала Поттер, можно было безоговорочно полагаться, но…Другого выхода не было. Руководствоваться подсознательными ощущениями, не подкрепленными никакой логической основой чувствами. Просто тем, что «мне кажется, она пошла сюда». И тишина. Абсолютно гробовая, наводящая ужас тишина давила на барабанные перепонки. Единственное, что слышала девушка – бешено учащенный пульс, отдающийся в висках. Нервы накалены до предела, до боли в руке, судорожно сжимающей палочку. Это было похоже на охоту. Странно, ведь Лили никогда не была хищником, ее скорее можно было бы смело заносить в список мирных травоядных, но сейчас все наоборот. На этот раз она искала затаившуюся жертву. По крайней мере, как казалось ей самой. Ну же, Лестрейндж, не прячься, покажись. В воспоминаниях невольно всплыла детская считалка: «Раз, два, три, четыре, пять, я иду тебя искать.», которая сейчас приобретала не забавный, а жуткий оттенок.
Послышался резкий звук. Лили потребовалась доля мгновения, чтобы обернуться. Потом еще один, и еще. Нечто вроде специфического хлопка аппарации, но девушка не была в этом уверена. Сириус когда-то рассказывал, что его драгоценная кузина – воплощение жестокости и садизма. Человек, который упивается беспомощностью врагов и играет с ними, как кошка с мышкой. Не исключено, что в этот раз в ее лапы попала Поттер. Ох, нет, только этого мне не хватало. Подавив секундный порыв убежать туда, где безопасно, с криками о помощи, девушка выпрямилась, приняв полубезумное решение пойти ва-банк.
- Интересно, сколько протянет ваше сообщество рафинированных аристократов, если для вас в порядке вещей бросать товарищей в бою? А как же хваленое «Каждая капля чистой крови бесценна»? – последнюю фразу Лили буквально выплюнула с чувством огромного отвращения, - хотя о чем я говорю. Уверена, что у вас уже не все в порядке, раз вы размещаетесь в штабах типа этих развалин, - глупо, глупо, глупо. Мерлин великий, я переборщила. Но что поделать, в Поттер еще буквально кричал праведный гнев на эту мерзавку за то, что она чуть не отняла у нее любимого человека.
- Хватит, Лестрейндж, не прячься словно жалкое трусливое создание! Или тебе не хватает духа напасть не со спины? – выкрикнула бывшая гриффиндорка в темноту. Теперь главное не забыть: дезориентация, выпад, отражение атаки.       

+1

5

Разрывая в клочья воспоминания, как старые колдографии, разбивая в щепки посуду, дома, чужие жизни, с ненавистью вглядываясь в глаза, искрящиеся не меньшим отвращением, мы забыли, что слишком заигрались в войну. Кажется, всё будет по правилам, по нелепым постулатам добра и благородства, настолько возвышенным, что зубы сводит в мгновенной судороге? Не стоит рассчитывать на такую щедрость, в конце концов, бои давно вышли за рамки постановки, чувства пересекли границы мирного сосуществования, идеи превратились в одержимость, и будь Лестрейндж хоть триста раз обезумевшей, всех вас, чёртовых гриффиндорцев, это не делает непричастными. Вы - нас убиваете, вы - нам противостоите, вы - сходите с ума не меньше нашего, потому что это уже не обмен любезностями в коридорах школы, это битва за кровь.

Беллатрикс рассекла заклинанием перепутавшиеся меж собой кусты и корни деревьев, увязая каблуками стоптанных туфель во влажном месиве из земли и подгнивших листьев, их прелый запах был настолько омерзителен, что женщина не сомневалась - даже дикий зверь не учуял бы её следа. Где-то позади она уловила звуки шагов, хрустящих по обломкам веток: о, даааа, это же милая Лили Поттер, по всем правилам жанра и личным расчётам самой Лестрейндж идёт следом. Теперь это было ясно наверняка. Если быть до конца честной, Беллатрикс на долю процента сомневалась в том, клюнет ли жертва на приманку, в конце концов, только идиот станет отрицать наличие рассудительности, которая обычно удерживала эту гриффиндорку от опрометчивых поступков. Потому чувствовать, как она почти дышит в затылок, сбитая с толку собственной яростью - было истинным удовольствием и предвкушением победы. Партия наполовину выиграна.

Впрочем, особенного плана или приказа у Лестрейндж не имелось, она настолько чутко улавливала желания и потребности хозяина, неосознанно, интуитивно, что ей оставалось лишь доверяться собственным инстинктам, и сейчас они твердили об одном - покончить с этой рыжеволосой грязнокровкой прямо здесь. Но, всем известно, что не во вкусе Беллатрикс быстро заканчивать свои дела, она обожает смаковать каждый момент, дослушивать каждый крик до истошной хрипоты, судорожных глотков и сцепленных до крови пальцев. Она - настоящий охотник, хитрый хищник, умеющий в нужный момент прикинуться испуганной, растерявшейся овечкой, такой очевидно белой, что настоящая жертва не верит своему счастью. Затем остаётся лишь затащить её подальше в глушь и скинуть чужую шкуру. Однако, как ни неприятно с этим согласиться, в Орден дураков не брали и на лёгкую добычу наткнуться не представлялось возможным. И всё же, какое ликование, сладкое до отвращения, испытываешь, понимая, что к тебе в руки добровольно идёт редкостная дичь.

Темноволосая женщина, худая и жёсткая, как хлыст, в два прыжка взбирается на крону одного из мрачных деревьев, помогая себе палочкой, и замирает, прижавшись к стволу. Прислушивается. Ей кажется, будто она слышит биение нежного, доброго, чистого и далее по списку громких пафосных книжных слов сердце Поттер, как трепещут на слабом ветру её волосы, как нервно она сглатывает, озираясь, вглядываясь в лесные сумерки. Лестрейндж гибко приседает на корточки, нагибаясь ближе к ветке, чтобы, наконец, увидеть рыжеволосую макушку противницы. Поначалу Белла развлекает себя тем, что невербально заставляет хрустеть сучки то тут, то там, дезориентируя Поттер, вынуждая последнюю брать на прицел каждое из растущих неподалёку деревьев по очереди. Но эта забава быстро надоедает, и экс-Блэк, воодушевлённо прикусив нижнюю губу, затаивается, ждёт. В конце концов, все они сами начинают умолять.

- Хватит, Лестрейндж, не прячься, словно жалкое трусливое создание! Или тебе не хватает духа напасть не со спины? - задыхается от ярости расхрабрившаяся девица, вглядываясь в темноту вокруг. Интересно, она догадалась, что оппонентка наблюдает за ней сверху? Вероятно, нет.

Беллатрикс включает свой оголтелый хохот, заставив свою "мышку", почти закрывшую дверцу мышеловки изнутри, вздрогнуть. Это всегда работало безотказно. Почему, спросите вы? Да потому что ни одному вменяемому человеку не захочется иметь дело с ненормальной фанатичной женщиной, крики и смех которой сравнимы разве что с воем банши.

- Аааах, отчего же благоразумной жёнушке Поттера не сиделось за его спиной, и она решила ввязаться в опасную погоню, а? - Лестрейндж свесила ноги с кроны, на которой устроилась весьма удобно. Обвинения в трусости она благополучно пропустила мимо ушей, - уж не для того ли, чтобы попытаться надавить на мою жалость? Прости, Поттер, такой болевой точки у меня нет, в отличии, как следует понимать, от тебя.

Беллатрикс не спешила спускаться. В другой ситуации она не стала бы отчитываться о причинах своих поступков (которые, в общем, редко имели хоть какое-то логическое обоснование), но сейчас ей было приятно оттягивать конец игры. К тому же не каждый день видишь, как Лили, раскрасневшаяся, всклокоченная, так неистово злиться, едва не потеряя голову. 

- Даже среди чистокровных так много глупцов, - веско заметила Лестрейндж, снова по привычке вертя в руках палочку, - не говоря уже о грязнокровках, - она сладко улыбнулась, - хотя, признаться, Поттер, я рассчитывала, что ты догадаешься о том, что штаб подставной Эта информация была "накапана" так очевидно, что и думать особенно не требовалось.

Наконец, она соскользнула с дерева, приземлившись неподалёку от Лили, буквально шагах в десяти, не больше. Оценивать ситуацию было ни к чему: скорее всего в псевдо штабе их ещё не хватились, так что можно было ещё немного потянуть время. В конечном счёте, Поттер была не самым плохим собеседником.

- Но, между нами, девочками, - в голосе было столько яда, что наверняка хотелось влепить мерзавке пощёчину, - смею догадаться, о чём ты думала. Выбирала, какие носки подобрать Поттеру под его пиджачишко, или не слишком ли подгорела яичница, сколько купить зубного порошка, куда пришить пуговицу, или где та самая эрогенная зона, о которой он говорил вчера ночью?

На этот раз смех был сродни шипению одичавшей кошки: несдержанный, отрывистый, сиплый.

+1

6

Что тяжелее всего? Что мучает более всего остального? Конечно, скорее всего последуют ответы наподобие «боль», «одиночество», «отсутствие цели». Как банально. Самое невыносимое – это ожидание. Томящее, неограниченное во времени, не дающее вздохнуть полной грудью. Тягучее и черное, словно смола. Кажется, что оно затягивает в пучины и вцепляется в человека мертвой хваткой. Однако не до конца, не проглатывая несчастного с головой, а лишь до половины. Ожидание дает ненавязчивую, едва уловимую надежду на лучший исход, за которую невозможно крепко уцепиться. И приходится балансировать между животным страхом, яростью, готовностью вцепиться превосходящему в боевом искусстве противнику в горло и чувством, что он уже у тебя на крючке, не контролирует ситуацию, вот-вот допустит роковую ошибку.
И Лили ждала. Ждала, когда Лестрейндж обнаружит себя. Она не могла сбежать, теперь девушка была в этом уверена, поле боя покинул бы кто угодно, но только не такая, как Беллатрикс. В этом слабость некоторых Пожирателей. Никогда не бросят начатого дела, не попытавшись довести его до конца. Как услужливые питомцы на коротком поводке: сделают все, чтобы угодить хозяину. Чтобы он был доволен и соблаговолил кинуть им очередную косточку. Пожалуй, в этом и было основное отличие всех членов Ордена Феникса от самых преданных приверженцев Темного Лорда. Да, и те, и другие, бились насмерть, но сражались совсем за разные ценности.
Пронзивший воздух резкий и колкий смех Беллатрикс заставил Поттер вздрогнуть и буквально подпрыгнуть от неожиданности. В голове мелькнула шальная и неуместная мысль. Так вот, как она расправляется с жертвами: подкрадывается и внезапно начинает хохотать, отчего соперники роняют палочки и все другие виды оружия. Что ж, весьма занимательно. Орденцу с двухлетним стажем понадобилась доля мгновения, чтобы среагировать и направить палочку в направлении Лестрейндж. Признаться, то, что ее соперница может прятаться на дереве, стало для Лили откровением.
- Оригинальное место для укрытия. Вот уж не думала, что потомственные аристократы станут пользоваться приемами маггловских мальчишек, - не удержалась от иронии Лили. В мозгу прокручивались десятки заклятий. Stupenfy, Reducto, Petrificus Totalus… Можно было бы сразу бросить одно из них, а то и череду нескольких в ненавистную мерзавку, но зачем торопиться? Руки дрожали, в висках стучал пульс, болел правый бок. Все признаки изможденности и того, что достаточно сильной атака не получится. А самое главное, сама Беллатрикс не собиралась начинать дуэль. Она же любительница игр «с едой». Однако как недальновидно забывать, что время сейчас на стороне «еды», которой нужно только оттянуть момент, разрядить обстановку, а потом нанести удар.
- Аааах, оттого же благоразумной женушке Поттера не сиделось за его спиной, - копируя интонацию Пожирательницы, произнесла Лили, - что время смертоедам отправляться в Азкабан. Уверяю, не стоит за меня волноваться, я знаю, насколько опасна эта погоня.
«Смертоеды». Да, кажется такое прозвище Пожирателям дала Мэри Макдональд, когда они с Лили читали «Ежедневный пророк» в гостиной Гриффиндора. Обсуждали последние новости, делали предположения, спорили, смеялись. Господи, как давно это было. Где-то далеко-далеко, как будто в прошлой жизни. Когда они еще могли строить планы на будущее и мечтать о чем-то кроме завершения кровопролитной войны. Поттер не спеша отошла из-под в сторону: не было никакого желания поднимать голову, чтобы смотреть на врага снизу вверх. Каждый шаг отдавался неприятным хлюпаньем грязи, с радостью принимающей в свои объятья сапоги Лили. Скользко, только бы не упасть. Экс-гриффиндорка позволила себе даже опустить палочку на несколько дюймов. Не нужно быть Кассандрой Трелони, чтобы понимать, что прямо сейчас, когда их девичья беседа только началась, Беллатрикс не нападет.
Ну вот, Лестрейндж назвала ее грязнокровкой. А восторга-то сколько, как у нашкодившего ребенка. Безумная женщина неужели она и правда думает, что больно задела Поттер? Лили уже давно научилась не реагировать на подобные выпады в свою сторону. Вот если бы усомнились в ее магических талантах или интеллекте, тогда другое дело. А так… Сотрясание воздуха впустую. Девушка ответила только презрительным смешком и закатыванием глаз.
- Прекрасно, штаб-то может и подставной, но ваши ряды Пожирателей порядели по-настоящему. Сколько было твоих сотоварищей, которых ты бросила? – Поттер сделала акцент на слове «бросила» и продолжила, - они либо убиты, либо будут вскоре осуждены. Хотя возможно, что помимо всего прочего, они захотят поделиться с Орденом Феникса некоторой информацией. Ну, знаешь, вряд ли они останутся верными тем, кто использовал их в качестве пушечного мяса.
Нарочито задумчиво покрутив в руках волшебную палочку, Лили опустилась на огромный валун. Ей становилось действительно интересно, что сможет выбить бездушную Лестрейндж из равновесия. Вряд ли стоило уповать на остатки совести у Пожирательницы, а вот возможность утечки информации может возыметь должный эффект. Они подвели своего Господина. Ох, стыд и позор…
- Я не сторонник насилия, но чем меньше Пожирателей Смерти на воле, тем больше спасенных невинных жизней.
Следующая реплика Беллатрикс была так щедро пропитана ядом, что захотелось наплевать на правила магического поединка и просто ее ударить. Смачно, по-маггловски. Причем не дать пощечину, как это делают истеричные барышни, а врезать с кулака. В начальной школе неподалеку от Паучьего Тупика Лили учили, как это делается. Появилось желание драться, как остервенелые мальчики: жестоко, в кровь, до разбитых носов и скул. Поттер вскочила на ноги и сжала руки в кулаки.
- Какая приземленность, Лестрейндж. Впрочем, да, мои интересы не ограничиваются военной деятельностью. Даже не представляю, как можно круглые сутки думать о Непростителных заклятиях и служению своему Лорду. Хотя… - Лили выдержала паузу, подбирая нужные слова, - это вполне логично, если жить в твоей золотой клетке. Невыносимо скучно ведь, верно? Все, от цвета детского платья до нелюбимого мужа, расписано еще задолго до рождения. И никому не интересно твое мнение, твои интересы и твои желания. Прямо плацдарм для расстройства личности и роста жестокости.
Попробовать - не попробовать, попробовать – не попрбовать. Сейчас или никогда.
- Emorbilas, - нарочито отчетливо выкрикнула Лили, делая выпад в сторону Лестрейндж, и тут же уже куда более тихо добавила:
-  Confundum.

ООФ: не супер-пупер сражение, нам еще пытаться продолжить разговор, но пусть Белла не отобьет атаку ленивым движением руки, ну пожалуйста. А то у моего персонажа начнется комплекс неполноценности хд

+1


Вы здесь » Marauders. Mischief managed! » `ХРУСТАЛЬНЫЙ ШАР » кошки-мышки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC