Marauders. Mischief managed!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Mischief managed! » `ЛИЧНЫЕ ДЕЛА » Black, Sirius [Gryffindor, 7]


Black, Sirius [Gryffindor, 7]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

CHAPTER I. ONCE UPON A TIME

I.a. Имя, фамилия.
Sirius Black || Сириус Блэк
В узких кругах известен под именем Господин Бродяга, в еще более узких как «Осквернитель рода», «Разбивший сердце Вальбурги выродок» и «Путающийся с грязнокровками предатель»

I.b. Возраст, дата рождения.
17 лет, 28 ноября 1960 год

I.c. Род деятельности.
Гриффиндор, 7 курс

Кадр 002. Ретроспектива. Моя вселенная — пустой бардачок. | Школьное квиддичное поле – расчерченное полосами, границами, в центральном круге на траве сидит юноша в гриффиндорском шарфе. |
        Школа – это маленькая модель мира, заключенная в четырех стенах: четкая иерархия, межфакультетские стычки, самовлюбленность и самодурство преподавателей, которые считают себя чуть ли не элитой магического мира – они воспитывают будущее нации, от них зависит всё. Хотя это ни разу не так. Школьная программа, даёт лишь необходимый минимум для сдачи экзаменов – как правильно махать палочкой и с какой интонацией произносить заклинания. Бред, всё, что я знаю – я выучил сам, учителя, рассчитывающие на средний уровень, никогда не смогут утолить всей жажды знаний и вырастить гения. Они – лишь начальная ступень, перешагнув которую надо «вариться в собственном соку».
        Что касается школы, которой я отдал уже шесть лет жизни, то Хогвартс – сборище рафинированных уродов. И где их столько нашли? Недаром по всей Англии собирают. Для кого-то замок становится вторым домом, но не для меня.  А впрочем, тут я нашел друзей – Джеймс, Ремус, Питер: люди, скрашивающие мои будни после занятий, а иногда и во время них. Если бы вы попробовали составить рейтинг студентов Хогвартса, то мы бы оказались на самой верхушке – четверка самых крутых студентов Хогвартса за все время его существования, вместе мы являемся непреодолимой силой, которую ничто не способно остановить или замедлить. Что говорить, когда-то мы выучились анимагии ради нашего «лохматого» друга Люпина. Вы еще думаете, что есть задание, которое нам не под силу?

I.d. Сторона.
Орден Феникса

CHAPTER II. THERE LIVED A WIZARD


II.a. Статус крови.
Чистокровен

II.b. Место рождения и проживания.
        Двери дома на площади Гриммо для Сириуса закрылись этим летом. Гостить у Джеймса в Годриковой впадине он тоже не намерен. Живет по принципу «мой дом там, где моя голова», так что место проживания: школа Хогвартс, башня Гриффиндора, спальня для мальчиков-семикурсников, кровать у окна.

II.c. Ближайшие родственники.
        Папенька – Орион, маменька – Вальбурга, брат-надоеда – Регулус, три кузины – Беллатрикс, Андромеда и Нарцисса, также имеются дядя Альфард, дядя Сигнус и тетя Друэлла. В близком и не очень близком родстве, практически, со всеми чистокровными семействами Британии.

Негатив 001. Аморальный напыщенный бред с маленькими ежедневными драмами. | В фокусе: счастливая семья – мать, отец и маленький мальчик у них на руках, родители машут руками, малыш улыбается беззубым ртом. На заднем плане рушатся дома (будто складываются в гармошку), пожары, паника, это и есть крушение цивилизаций. |
        Счастливых семей не бывает, любое видимое счастье, любая семейная идиллия – есть иллюзия и ложь. Стоит копнуть глубже, как ты узнаешь, что папочка, глава семейства, не только зарабатывает деньги в своей строительной компании, но и трахает секретаршу прямо на столе. Мамочка, которая успевает всё на свете – и проверить уроки у старшенькой и вытереть сопли младшенькому, давно и плотно сидит на героине, вернее на его легальном заменителе, отпускаемом по рецепту семейного доктора – её любовника. А дочь-отличница, гордость родителей, на последней вечеринке так напилась дешевого портвейна, что отдалась первому хулигану школы. Даже семилетний сынок уже научился врать – прячет табель с оценками за полугодие под кроватью.
        Вы спросите, где на этой картине я? А меня здесь нет, хотя мог бы быть. В моей жизни всё случилось гораздо прозаичнее. Матушка, приходившая в экстаз от одной мысли о чистокровности Блэка, вышла замуж за мужчину, носящего её же фамилию. Блэк и Блэк – гремучая смесь. Мать возлагала на меня большие надежды, строила грандиозные планы и пророчила место Министра Магии, но… все не заладилось с того самого времени, когда шляпа выкрикнула: «Гриффиндор!». Одно слово разделило мою жизнь на до и после. Хотя, к пятому курсу мать смогла смириться и с этим, она искренне верила, что её старший сын даже среди грязнокровок и предателей остаётся Блэком. Какая наивность. Она не видела дальше своего носа, думала, что держит в страхе весь дом, но даже не догадывалась о том, что происходит в отдалённых гостевых комнатах. Я узнал о неверности отца в восемь лет, когда играл с Регулусом во время званого ужина, распахнул дверь в одну из спален и увидел своего любимого папочку под какой-то тётей. Это был шок, всё, что мне внушали об идеальности нашей семьи, оказалось неправдой, рухнуло в один момент. Единственный человек, для которого еще не все потеряно – это Регулус. Я люблю младшего брата, но как-то по-особенному странно, я верю, что смогу вырвать его из рук матери, и сделать из него нормального человека, как никак он находится в полном моем распоряжении 10 месяцев.
        Наша семья давно себя изжила. Мать цепляется за старую жизнь из последних сил, но лед, на котором держится наша семья слишком хрупок, Блэки уйдут под воду очень скоро и слишком быстро, чтобы успеть хоть что-то сделать, нас опускает на дно тяжесть ненужных традиций.

CHAPTER III. WHO WENT THROUGH


III.a. Основные положительные черты.
        Умение выходить сухим из воды, преданность, быстрый ум.

III.b. Основные отрицательные черты.
        Вспыльчивый, неуравновешенный, не станет церемониться с теми, кто ему неинтересен.

III.c. Характер.

Кадр 004. Внутри себя. Вы смеетесь надо мной, потому что я отличаюсь от вас, а я смеюсь над вами, потому что вы не отличаетесь друг от друга. | Комната, которая может принадлежать только мальчику-подростку: плакаты с изображением девушек, мотоциклов, магловских рок-групп почти скрыли серебристый дорогой щелк, красно-желтое знамя гриффиндора – как протест родителям и всем Блэкам, кровать с высокой спинкой застелена темно-зеленым покрывалом, на кровати листья пергамента, перья, книги.  |
        Мои родители ломали мой характер, лепили из меня истинного Блэка, будто не видели, что я был дефектным с рождения. Они по привычке приписывали мне черты характера истинных Блэков, которыми я не обладал, и я начинал их в себе находить. Мать лелеяла мои изъяны, моим дурным привычкам находила благородные объяснения, и я ей верил. Но, приехав в Хогвартс, я понял, что не такой. Вот только какой именно я еще не знал. Я не спорил, а, наоборот, потакал выдумкам о своей блэковской натуре со стороны однокурсников, они считали меня сумасшедшим, маргиналом и ублюдком. Хорошо, ребята, я буду таким для вас. Однако, Джеймс Поттер видел во мне только лучшее, и я пытался соответствовать и его мыслям: прямолинейность и циничность он называет честностью - я всегда честен с тобой, друг; моё безрассудство становится смелостью в его компании, хитрость и изворотливость - умением выйти сухим из воды в любой ситуации, умением выбрать правильную дверь в коридоре дверей, чтобы спасти наши задницы. За веру в себя, за его дружбу я плачу собачьей преданностью, и стараюсь быть лучше изо всех сил.
        Когда-то я выдумал себе образ человека, которому на всё плевать, я примерил эту маску, и мне понравилось. Начал деформировать себя сам, менял и подстраивал. А в один день понял, что так заигрался, что назад пути нет. Меня, такого, каким я когда-то родился, никто не знал, а даже если я попытался быть самим собой – у меня бы ничего не получилось. Однажды надев маску, мне приходится носить её всю свою жизнь.
        Я запутался и не знаю, какие черты характера были у меня с самого начала, а какие я выдумал – и поверил. Но одно я знаю точно, глубоко во мне живет хулиганистый мальчишка, пылающий ало-золотым цветом, и имя ему Гриффиндор.

CHAPTER IV. HARD TRIALS AND THEN


IV.a. Прототип
Ole Sorensen

IV.b. Отличительные черты.

Кадр 003. Зеркало. | Молодой человек на снимке смотрит с вызовом и недоверием и от этого похож на уличного пса, которого впервые привели в дом. Длинное худое туловище он нарядил в серый пиджак, желтую футболку с принтом, джинсы и кеды. Выглядит скорее необычно, на таких обычно останавливаешь взгляд и вешаешь клеймо непутевого парня. Худой и жилистый, смотрит исподлобья, а между бровей уже залегла морщинка. Круги под глазами, что говорит о частых бессонных ночах, проведенных в бессмысленных и бестолковых занятиях. |
        Аристократичный внешний вид – то, чего от меня хотела мать, она мечтала, чтобы у меня были бакенбарды и длинные волосы, собранные в хвост на затылке и перевязанные светло-зеленой лентой, каждый раз завивая и отращивая их мне с помощью магии, она находила меня в одном из клозетов дома на площади Гриммо, где я ножницами с ненавистью кромсал длинные пряди. Матери пришлось с этим  смириться. 
        Я всегда боялся стать рабом вещей, рабом моды, рабом своего внешнего вида. Я не буду врать и говорить, что мне совершенно плевать на то, как я выгляжу, но  и тратить последние деньги на тряпки я не стану,  особенно, если есть возможность потратить их на что-то более интересное. More Fun. 

CHAPTER V. AND LIVED HAPPILY


V.a. Артефакты.
        Волшебная палочка (Черное (эбеновое) дерево + Сердечная жила дракона).
         Карта мародеров, половинка сквозного зеркала, а еще у меня есть ножик, где-то ножик.

V.b. Способности.
        Анимаг – превращается в большого, лохматого черного пса.

V.с. Боггарт.
        Нити семейного древа, опутывающие Сириуса и не дающие ему вырваться.

V.d. Дементор.

Кадр 005. Страх |…|
        Копаться в своей памяти в поисках неприятных воспоминаний, всё равно что рыться в груде мусора. Какую бы ценную вещь ты не нашел, она окажется говном,  зарытым поглубже в твоём подсознании. Но тут долго думать не приходится, самое страшное воспоминание? Ритуал обезглавливания домовых эльфов. Это стало подарком на моё десятилетие, матушка сказала, что тот домовик слишком старый и предложила отрубить ему голову. Она дала мне фамильный нож, украшенный гербом Блэков на клинке, и повела на кухню. Домовик и правда был стар, возможно, смерть была избавлением от страданий – он не мог нормально служить дому Блэков, поэтому постоянно сам себя наказывал, его пальцы были покрыты волдырями от ожогов, правое ухо было порвано в двух местах, он был таким тощим, что придерживал наволочку руками, чтобы она не упала, когда он увидел нож в моих руках – в его глазах промелькнула радость.
        Я не мог. Это было выше моих сил, у меня дрожали коленки, и если бы матушка не сжимала моё плечо – я бы убежал в свою комнату, где обязательно бы расплакался. Я не мог. А домовик, этот обреченный, жалкий домовик вытягивал свою тощую шею и говорил: «Рубите здесь, молодой хозяин, я повернусь так, чтобы вам было удобно…». Я размахнулся и обрушил удар в стол, и всё-таки вырвался из цепких рук матушки, а потом заперся в своей комнате и не выходил оттуда почти три дня. Голова того домовика оказалась на полке среди других, когда я прохожу мимо, мне кажется, что он смотрит на меня, а в его открытых глазах читается что-то, чего мне пока не понять.

V.e. Патронус.
        Пять лет назад, обожженные летним солнцем, покрытые пылью деревенских дорог мы абсолютно по-мужски поклялись с Ремусом, Джеймсом и Питером, что никогда друг друга не предадим.

V.f. Зеркало Еиналеж
        Ярко-красный мотоцикл, несущий Сириуса по безлюдным улицам Лондона.

CHAPTER VI. EVER EVER AFTER


VI.a. Пробный пост

        Раз. Два. Три. На каждый четвертый счет – стук ножа о деревянную поверхность стола, это Сигнус откладывает столовые приборы, чтобы снова наполнить свой бокал кроваво-красным вином. Семь. Семь. Восемь. Кашель Вальбурги говорит о том, что Орион зашел слишком далеко, кокетничая с Друэллой. Четырнадцать. Пятнадцать. Шестнадцать. Андромеда под столом проводит ногой по штанине Сириуса, чтобы подбодрить – этот вечер не может длиться вечно, братишка. Двадцать два. Двадцать два. Двадцать четыре. Альфард в который раз неудачно шутит, и сам смеется над своей шуткой под укоризненный взгляд Вальбурги, а после запивает этот взгляд тремя большими глотками огневиски из своего бокала. И все повторяется по кругу. Они едят. Сириус считает.
        Вечер перед рождеством, семейный обед на площади Гриммо, чопорный, тянущийся словно ирис в рождественских подарках, скучный, никому не нужный, но обязательный. Длинный стол, когда-то было огромной честью удостоиться места за ним, сейчас больше половины стульев пустуют. Каждое пустое место это выжженная дыра на семейном древе. И если Альфарда еще терпят, то Сидреллу, выскочившую замуж за Уизли, уже нет.
        На Сириусе парадная изумрудно-зеленая мантия – подарок матери – и яркий желто-красный шарф на шее. Протест. Ярко-красное на зеленом слепит глаза, цвета не сочетаются и вызывают диссонанс. Сириус улыбается. Вальбурга его ненавидит. Андромеда смеется.  Остальные Блэки не понимают. Не понимают протеста, не понимают, как Вальбурга могла воспитать такого сына, не понимают его «гриффиндорства», факультет в школе – это всего лишь факультет в школе, кровные узы гораздо сильнее, решетка из позолоченных линий на семейном древе никогда не выпустит юного Блэка из родного дома, он обязан стать один из них. Они скованы одной цепью…
        Снова Сигунс тянется к бутылке с вином, в этот раз он наполняет не только свой бокал, но и бокал Друэллы. Сириус досчитал до пятидесяти шести. Трижды по четыре и в зал внесут рождественскую индейку. Блэк сжимает зубы и прищуривается. Фарс. Ему надоело. Юноша отбрасывает столовые приборы и с громким скрежетом отодвигает стул. Вытирает губы белоснежной салфеткой и кидает ее на тарелку.
        - Прошу прощения, но я отменно сыт, - растягивая слова и произнося их чуть в нос, на «французский манер» картавя, Сириус скалится, разворачивается и быстро покидает зал. Ему плевать на покрасневшую от злости мать, которая сегодня обязана держать себя в руках, плевать на отца, плевать на Регулуса, плевать на весь мир, и на себя в частности. Он думает о том, как расскажет Джеймсу, что вот так свалил посреди важного, чопорного обеда, и что ему за это почти ничего не было. Юноша проходит длинный узкий коридор и оказывается в прихожей, дверь не заперта, кажется, будто в доме слишком душно, Сириус переступает через порог и садится на крыльцо своего дома, выходящее на магловскую улицу. Он достает из кармана мантии сигареты, прикуривает обычной зажигалкой и, сделав затяжку, прикрывает глаза.
         Ярко-красное на изумрудно-зеленом теперь вызывает диссонанс не только в глазах остальных Блэков, но и в душе самого Сириуса, он срывает с шеи шарф и кидает его в сугроб, к утру снег заметет его, и ярко-красного не будет, только белое. Все будет абсолютно-белым. Предельно-белым. Предельным.

VI.b. Опыт игры на ФПРГ
3 года

V.c. Частота посещения.
Когда нужен – всегда буду)

VI.d. Связь
Аську в лс админам

Отредактировано Sirius Black (2012-05-02 22:04:54)

+4

2

0


Вы здесь » Marauders. Mischief managed! » `ЛИЧНЫЕ ДЕЛА » Black, Sirius [Gryffindor, 7]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC