Marauders. Mischief managed!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Mischief managed! » `ЛИЧНЫЕ ДЕЛА » Black, Regulus [Slytherin, 5]


Black, Regulus [Slytherin, 5]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

CHAPTER I. ONCE UPON A TIME

I.a. Имя, фамилия.
Регулус Арктурус Блэк (Regulus Arcturus Black)
Рейби, Рэй, Рег, Регги и тд.

I.b. Возраст, дата рождения.
25 декабря 1961 года.
На 12 сентября 1977ого - 15 лет.

I.c. Род деятельности.
Слизерин, 5
Староста, ловец, любимчик декана. Канон

I.d. Сторона.
Если рассматривать отношение Блэка к назревающему конфликту, то он старается не высказывать своего мнения громко, вслух и каждому.
Регулус не любит магглорожденных за то, что они часто не понимают элементарных норм магического общества, стремление доказать, что «вот это же возможно!», когда «это» - основные магические реалии и законы.
Тем не менее, не являясь сторонником насилия, против того, чтобы магглорожденных убивали — перевоспитать, научить правилам, а там, глядишь, и толк выйдет.
Позиция ОФ, о котором идут слухи по школе, ему тоже не нравится, потому как если «сливаться» с магглами целиком и полностью, так можно и магию потерять, и умереть. Магглов больше и они часто кровожадны, историю Рег учил хорошо, и отлично помнит об Инквизиции.
Если выбирать между ПС и ОФ, несомненно, выходит первое. Не будучи близко знакомым с теорией лорда о полном геноциде, считает того более рациональным и здравым, нежели Дамблдора и прочих магглолюбцев, которые забывают об опасности и относятся к магглам не с опаской, а с энтомологическим интересом.
Так что, официальная позиция — нейтрал, но больше склонен к ПС

CHAPTER II. THERE LIVED A WIZARD


II.a. Статус крови.
Чистокровен.

II.b. Место рождения и проживания.
Соединенное Королевство, Англия, Лондон, пл. Гриммо 12
Проживает там же.

II.c. Ближайшие родственники.
Родители: Орион и Вальбурга Блэк
Брат: Сириус Блэк
Кузины: Андромеда Тонкс, Беллатрикс Лейстрейндж, Нарцисса Блэк (Малфой?)
Дядюшки: Сигнус и Альфард Блэк
Тетушки: Друэлла (Розье) Блэк и Лукреция Прюэтт
etc

CHAPTER III. WHO WENT THROUGH


III.a. Основные положительные черты.
Осторожен, хитер, умен.

III.b. Основные отрицательные черты.
Мстителен, недоверчив, иногда язвителен, хорошо лжет.

III.c. Характер.
Когда ты научился лгать, Регулус? Наблюдая бесконечные измены отца и явно прогрессирующий психоз матери? Горькая ухмылка искажает тонкое лицо. Блэки, «королевская семья» магического мира, по крайней мере, по степени высокомерия.
А о гипотетическом счастье в магическом варианте «семейства Адамс» и не слышали. Что это? Зачем? Мы же Блэки, мы выше таких низменных желаний и стремлений. Не то, что всякие грязнокровки.
Ты быстро научился молчать и обходить острые углы в отношениях с семьей. Потому что они — непонятные. Зачем кричать и возмущаться, бунтовать, когда проще выслушать — и сделать по своему? А ни мать, ни брат даже не слышат и не стремятся понять позицию друг друга. Ведь ясно же, что правда только их! А на самом деле, ее нет ни у кого.
Ему было всего пять, когда младший Блэк понял, что его отцу на семью наплевать; в шесть же, наблюдая шок и отвращение на лице брата, ты понял, как что-то ломается внутри.
С того момента лишь вежливо улыбаться господину Ориону Блэку — и не любить. Всего лишь еще один чужой человек.
Тебе вообще всегда было проще отстраняться. То ли из-за унаследованной от деда рациональности, то ли просто потому, что кто-то же должен быть спокойным, когда весь дом дрожит от бурных выяснений отношений драгоценных родственников.
Словно в противовес вежливому равнодушию к отцу, мать и брата ты обожал как никого. Странная, чистая, всепоглощающая любовь, так несвойственная тебе.
Еще в детстве, своеобразным хвостиком таскаясь за братом, Рег удивлялся поразительному сходству матушки и Сириуса. Это было действительно забавно, если бы хоть один из них умел признавать чужую правоту.
Громко и бесполезно. Этим можно охарактеризовать твое детство. Унаследовав от дедушки Арктуруса аналитический склад ума, ты стараешься разложить все по полочкам, понять, как, что и почему происходит в мире — и совершенно теряешься перед чисто эмоциональными поступками и людьми. Нелогично.
Ты всегда знал, что умолчать подчас гораздо эффективней, чем громко топать, хлопать дверью и возмущаться вселенской несправедливостью. А хитрость отменно помогает добиться своего, не попавшись.
Мама обожала ставить тебя в пример брату, а ты иногда думал, меланхолично наблюдая лихорадочные приготовления матери к очередному балу, что родился Регулус Блэк недоделанным, неправильным. Где та страстность Блэков, то родовое безумие?
Есть. Только будто припорошено пеплом покоя. Вырвется ли на волю? Посмотрим.
Ты странный. Никогда не отличавшийся жестокостью, можешь остановиться и наблюдать за бедой другого лишь из интереса, а чем все кончится? А можешь и помочь.
Ты стараешься просчитывать варианты и не совершать лишних глупостей и усилий. Спокойный, даже слегка апатичный, ты редко теряешь хладнокровие, предпочитая большим компаниям книги. Люди вообще часто тебя раздражают своей суетливостью и бестолковостью.
Гордый, ты умеешь выносить и боль, и удары судьбы — тебе так кажется. Гнешься, но не ломаешься, что с тобой будет, если убрать опору? Разочароваться в идеалах, полностью осознать безумие матери? Не задумывайся.
Ты ведь всего лишь ребенок, которому порой до слез обидно, что вот так, просто, нельзя совершить глупость. Забыв о последствиях, ругаться с матерью; твой яд остается внутри.
Ради чести рода. А на самом деле — больных глаз матери, когда ушел брат. Сухих, ни слезы, но лучше бы — они. Тогда ты понял, что такое отчаяние. Черное и всепоглощающее.
Твоя семья всегда гордилась своими пороками и недостатками, и ты не видишь дурного в своей мстительности. Одиночка, твое сердце закрыто наглухо, но увидеть от тебя неучтивость?
Вежливость, иногда тихая язвительность в сторону — а что? Ведь на самом деле, тебе и дела нет до других. Не любишь магглорожденных за то, что лезут «со своим уставом», но улыбаться тебе это не мешает.
Ты слегка рассеян внешне, но всегда аккуратен там, где тебе действительно интересно. Впрочем, твоя аккуратность для других странно систематизированный хаос.
Ты любишь язвить с милой улыбкой и пикироваться с приятелями и кузиной Беллой. Ненавидишь признавать свои ошибки, предпочитая самостоятельно их исправлять. Не любишь конфликты, но иногда не прочь спровоцировать парочку, чтобы потом посмотреть, что и как предпримут стороны, которые втянул. А иногда затягивает и тебя — что дико не нравиться, но отступать уже некуда. И приходится играть словами, как ты научился, общаясь с любимым дедом и выживая в школьном серпентарии. И тогда ты, редко, но попадаешь впросак и снова скрываешься за своей безмятежной маской, зализывая раны. Больно, но ты запоминаешь и стараешься не попасться вновь.
Ты действительно немногих любишь, но этим «избранным» веришь, как никому. Недоверчивый волчонок, их мнение способно заставить тебя начать пересматривать свое. А что делать, когда тянут в разные стороны? Растерянность. Привыкнув полагаться на факты, иногда ты не можешь сопротивляться собственному сердцу. Это пугает.
А старая маска безмятежной отрешенности прикипела к лицу и не дает кричать даже когда очень хочется.
В тебе есть тот стержень, который часто восхищает. Только и сталь однажды может проржаветь от слез, или сломаться под слишком тяжелой ноши.

CHAPTER IV. HARD TRIALS AND THEN


IV.a. Прототип
Drew Fuller

IV.b. Отличительные черты.
В наследство от дражайших родителей Регулус получил не только кучу "тараканов", но и вполне себе аристократическую внешность.
Средней длины темные волосы, почти всегда тщательно уложенные, подчеркивают бледность лица с тонкими чертами. Из-под густых бровей с недоуменным удивлением смотрят серо-зеленые глаза. По ночам любит читать, оттого тени под глазами. Выражение лица почти всегда сохраняет отрешенное, губы изогнуты в мягкой полуулыбке. На переносице небольшая родинка.
Высокий. Телосложение хрупкое, даже угловатое, но сам юноша довольно вынослив - лестница да квиддич с танцами. Руки ухоженные, пальцы длинные, можно сказать "девчоночьи". Походка плавная, но движения не рассчитывает, идет как идет. Хорошая реакция, тренировки с бладжерами сделали юношу ловким.
Когда увлекается своим рассказом или горячо спорит, начинает активно жестикулировать.
Осанка, спасибо леди Блэк, хорошая. Благодаря ее же стараниям, при необходимости может стоять истуканом добрых три часа, улыбаясь и хлопая глазами.
Молчалив. Углубившись в интересный труд или книгу, не замечает как летит время.
Предпочитает брюки со свитерами-джемперами, рубашки и приталенные мантии, больше похожие на плащи. Любимые цвета: черный, зеленый, фиолетовый, серебряный и голубой.
Выглядит немного надменно и зализано. Но сам того не осознает.

CHAPTER V. AND LIVED HAPPILY


V.a. Артефакты.
ВП (боярышник и перо феникса, 13 дюймов), кольцо наследника рода(не носит, лежит в сундуке).

Огромный и очень толстый(килограмм этак на десять-двенадцать) черный котяра-полукнизл, обладающий чрезмерно паскудным характером. Не любит никого, кроме хозяина. Сириуса вообще не переносит, видимо, за "собачью" натуру. Если что-то не по душе - нападает.
Кличка - Медведь.

V.b. Способности.
Великолепен в нумерологии и рунах, хорош в трансфигурации и чарах. Едва вытягивает ЗОТИ, боевые заклинания получаются через раз, в зельях - так же, если не считать лечебных, в них разбирается прекрасно.
Хорошо летает. Врожденные способности к окклюменции(канон).
Стоит зайти в теплицы - те превращаются в свирепые джунгли. Не ладит с травологией, вечно получает там травмы.
Неплохо поет, играет на гитаре.
Хорошие аналитические способности.

V.с. Боггарт.
Человек без лица (вместо него серая дымка) - воплощение потерявшего самого себя Рега

V.d. Дементор.
Момент, когда пытался успокоить мать после ухода брата и не знал как. Ее отчаянные больные глаза.

V.e. Патронус.
Нет.

V.f. Зеркало Еиналеж
Уютная комната, потрескивающий камин, он сам с книгой в руках, спокойно беседующей с матерью, братом, кузинами.

CHAPTER VI. EVER EVER AFTER


VI.a. Пробный пост
Не стал долго мудрить, два последних написанных.

Августа Лонгботтом

Когда все рушится, чувствуешь растерянность, опустошение, панику. Редко, освобождение. А что чувствуешь, когда жизнь схлопывается снова и снова, а тебе вновь и вновь приходится по кусочкам собирать свою жизнь, как бесконечный пазл? Восставать из пепла, как та лунная птичка, которую все считают солнцем, потому что она горит, ярко и красиво.
Вот только никто не задумывается, что сгорать — больно, очень больно и страшно. Иные умирают лишь раз, и все равно дикий ужас от них не отстает. А что же говорить о тех, чья судьба — умирать? Все время, давая надежду и самому жить без нее? Не уметь выбраться из этого заколдованного ужаса.
Людям все-таки проще. Они привязываются, знают, что конец все равно придет, рано или поздно и... надеются. Самая слабая искра этого часто напрасного чувства не дает сдаться, отвешивает полновесный подзатыльник, заставляя идти дальше. И хоть так хочется, чтобы застыли реки и не было ничего, стискиваешь зубы и идешь.
Надежда, сестра любви.
Мы любим, и счастливы когда с нами рядом любимые. Часто не можем смириться с недостатками избранных наших сердец, но не променяем этих людей ни на один идеал на свете. И живем мигом, строим несбыточные планы... Чтобы никогда не стать прежними, когда любовь уходит. Чтобы душу поддерживала лишь голая надежда, когда отчаяние захлестывает с головой. Если любовь отняли насильно.
Особенно, если забрать смысл жизни. Особенно в таком богом проклятом месте, как Азкабан. Где собственные боль и отчаяние усиливаются в сотни раз мерзкими холодными тварями?
И будто пеплом покрываются ласковые, терпеливые глаза внука в твоем сердце, бледнеет улыбка сына, а смех Алисы стихает в закоулках памяти. И рука брата на плече оказывается тошнотворным дыханием стражей обителей страха.
Вот только это все пафосная лирика, она не важна. Совсем неважна сейчас, когда смотришь в глаза любимого брата, а он всегда был чем-то незыблемым для тебя. Скалой в бушующем мире твоего безумия. Которое ты забываешь и срываешь за маской властности, непоколебимой уверенности и искренней любви. К тем, кто ушел, к тем, кто все еще с тобой.
Неважно.
Пристально вглядываясь в душу Александра, не расслышать, не узнать сразу смысл слов. Потому что — больно. И очень-очень страшно. Зачем возвращаться в Лондон? Ведь эта чертова скала так же одинока и холодна, как ты сейчас.
Только нельзя. Ты можешь забыть обо всех. Кроме одного единственного человечка сейчас.
И пустой отстраненный взгляд приобретает осмысленность. А в место с ней — ярость. На идиота-братца, который верен чертову безумному лорду, который убивает детей, на лорда — что ж тебе не сиделось в могиле, чертов выродок? На Дамблдора, который вечно прикрывается живым щитом из детей? На Фрэнка и Алису, за то, что влезли в чертовы подковерные игрища двух сумасшедших, на себя... На весь мир, который смеет жить и улыбаться, когда она в очередной раз почти-умерла.
Железная Августа сделала два шага и отвесила брату звонкую пощечину. И тут же отвернулась, зябко обнимая плечи. Леди Лонгботтом никогда не била своего брата, даже думать о таком без смеха не могла.
Вот только когда жизнь становиться фарсом, она особенно не спрашивает твоего мнения о тех или иных событиях. И если когда-нибудь бывшей мисс Нотт выпадет шанс, она наградит не менее звонкой пощечиной свою сволочь-судьбу.
Сил оставалось все меньше и меньше, а голос звучал глухо и устало:
- Александр, они всего лишь дети. Все они: Невилл, несчастный мальчик Поттеров, дочка чудного Лавгуда, магллорожденная Грейнджер, рыжий Уизли... Все. Всего лишь дети. Намного большие, чем члены пафосного ордена Дамболдора, чем последователи Лорда и твои коллеги тогда, в 79ом и 81ом. Ты хочешь мне той же судьбы, что ждала несчастную Вальбургу, потерявшую обоих сыновей? Меня спас лишь внук, а то быть мне сейчас сумасшедшей старухой.
Какая разница в чем цель? Забрать дурацкое пророчество, содержание которого я знаю уже шестнадцать лет? Которое уже разрушило по крайней мере две семьи — Поттеров и... и мою?
Она устало улыбалась, вот только радости в той улыбке не было. Лишь едкая горечь.
- В войне не бывает правых и виноватых, брат, есть только жертвы. Дети и старики. И молодые, перспективные, такие горячие. Сующие голову в самое пекло, а после никак не могут выбраться. Не воюй с детьми, не позорь себя. И не убивай свою душу.
Я знаю, что вы не хотели убивать. Потому что недоучки-школьники ничто против взрослых и сильных. Уже убивавших. Но они оказались в больнице, а ты — в тюрьме.
По плечам прошла судорога холода и ужаса, но женщина гордо вскинула голову.
- Я хочу знать, Александр Нотт, все, от первого до последнего твоего вдоха, как пожирателя. И буду приходить, или не уйду, пока не получу ответы. Ты слишком часто мне лгал. А я слишком часто хотела тебе верить.
И это почти правда. Железная Августа, водившая дружбу практически со всеми группами и слоями магического общества, была отвратительно упряма. И поменять свое решение, пусть даже и добровольной пытки не могло практически ничего. Вот так век вглядываться в самые темные уголки чужой, но такой родной души. Надеясь отыскать там понимание или понять самой.
Или вот так неожиданно спросить:
- Ты когда-нибудь встречался в этих ваших стычках с Алисой и Фрэнком?
И понять, что ответ, Мерлин мать его! совсем не нужен, тебе не нужен. Устало и чуть обреченно ухмыльнуться:
- Можешь не отвечать. Лучше, не отвечай. Просто поторопись.
И даже дементоры не так страшны пока, потому что вспоминаешь вдруг, что тебя ждут. Любимые племянники и самый лучший на свете внук. Пусть он об этом и не очень Догадывается.
Главное, что тебе есть чем поддержать и надежду, и любовь.

Альфард Блэк

У каждого злодея вселенского масштаба в жизни была трагедия. У каждого героя, браво и отчаянно борющегося со злодеем, трагедия тоже есть. Только после нее герой и злодей пошли разными путями, когда один сделал правильный выбор, а второй все дальше падал в пропасть.
Это аксиома.
По крайней мере, все книги как на подбор твердят о несчастном детстве, трагичной любви и ином пожаре эмоционального плана, который закалил и испортил, стал поворотной точкой.
Аксиома. Кто осмелится ее оспорить? Только безумец.
Вот один такой сумасшедший сейчас вглядывался в лицо поразительно красивой женщины. Не угрожающе, не давяще, пронзительно. Эстет, он не наслаждался чертами лица мадам Деспард, но будто искал в глубине глаз что-то, понятное только ему.
Зачем? А разве ответ так важен?
Тем более, что его, кажется, знает лишь Альфард. Наконец, Блэк довольно ухмыльнулся и склонил голову. Темная прядь упала на лоб, но мужчине было все равно. Массивная зажигалка мелькала в длинных пальцев, а Блэк и не думал смутиться.
Ему было весело, неожиданно весело, когда вечер, казалось уже пропал. Маргарита Десард оказалась не такой, как можно было ожидать. Забавная, слишком аристократичная, а глаза выдают недовольство.
В его же глазах мелькала насмешка. Не потому, что слова Маргариты были смешны и по-детски обидны, просто обидеть Альфарда словами было практически невозможно. Слова, они всегда слова. А Блэк предпочитал действие, вот только тщательно выверенное и осмысленное.
Блэк был ленив.
Что не помешало ему, запрокинув голову, смеяться искренне и с радостью. Грязь на пиджаке? Надо познакомить даму с его любимым собеседником. Череп, не смотря на явное отсутствие мозгов, казался умнее большинства людей и чуть ли не абсолютного количества магов.
И в этом не было ничего странного: череп великолепно умел молчать.
- Скука, мадам Марго, дама приставучая и вечно норовит навестить кого-нибудь. Например, меня. Ко мне она вообще тяготеет, как ненормальная фанатка очередного размалеванного идиота. Поэтому играем мы с ней в догонялки, миссис Деспард.
Вам ведь тоже бывает скучно, когда жизнь кажется сладко-приторным сиропом, загустевшим и вязким. Отвратительное ощущение.
Облокотится на парапет, прикрыть глаза, и дышать, так просто. Так тяжело. Никотин наполнял легкие, но сейчас было все равно.
Все правильно. Все на своих местах, все идет как надо, хорошо; для него же хорошо. Отчего же так больно? Старая въедливая тоска в душе, когда хочется чувствовать ярко, застыть в мгновении, не гонимым вечным желанием двигаться, развиваться, вперед и вперед.
Никотин, отрава для легких и почти наркотик. Смешно! Самый сильный наркотик — кислород, без него не может никто. А еще, адреналин в крови и горящие глаза перед очередной задачей.
Не смешите меня, люди.
Перед таким никто не сможет устоять, будь то поминаемый всуе Бог, или столь же задерганный Мерлин. С этим просто смириться, но смиряться мы не умеем.
Поэтому умираем так часто раньше срока.
Смех стал горьким и каким-то сумасшедше пьяным:
- Жена? Вы сказали еще «дети». Нет, милая леди, это не наше и не нам. Совсем не наше и не по нам. Не потому что я против, а потому что даже мне становиться жаль мою гипотетическую «жену».
Он склонился к ней совсем близко, рассматривая и запоминая, спросил тихо:
- А кто сказал, что у меня сегодня праздник? Праздники такими не бывают, это слишком безлико.
Рассмеялся и резко развернулся, вглядываясь вдаль.
Все таки, он действительно сумасшедший. Осталось только решить, герой или злодей.
- С Днем Рождения, странная женщина. Пусть у вас исполнится одно желание. Но только одно.

VI.b. Опыт игры на ФПРГ
Лет пять.

V.c. Частота посещения.
Если не будет скучно, раз-два в день.
Если скучно, то раз в три-четыре.
Если депрессия - раз в неделю.

VI.d. Связь
ICQ 3683шесть9четыре00

Отредактировано Regulus Black (2012-06-16 00:35:40)

+1

2

Добрый вечер, у меня только несколько замечаний\уточнений по анкете:

Regulus Black написал(а):

I.d. Сторона.
Пока нейтралитет.

Этот пункт стоит раскрыть подробнее, ибо даже у нейтральной позиции есть свои причины. Вообще, по канону Регулуса в юности выставляют настоящим фанатом Темного Лорда, младший Блэк газетные вырезки о нем собирал и чуть ли не над кроватью развешивал, и рвался в Пожиратели активно с одобрения родителей...
Если у вас нет желания делать из Регулуса ярого сторонника идей Лорда (что все же предпочтительней), то тогда следует обосновать нейтральность позиции, раскрыть взгляды персонажа на Первую магическую и положение грязно... магглорожденных в магическом обществе.

Regulus Black написал(а):

явного синдрома Аспергера

Как-то неуместно смотрится данный термин в анкете на персонажа-волшебника. Этот термин мало того, что маггловский, но и введен был в 1981 году, а у нас 1977 (текст анкеты тоже ведь следует стилизовать под игру), да и делать из Блэка аутиста ко всем прелестям его трагического и надрывного восприятия семьи - уже перебор.

Regulus Black написал(а):

Морщин практически нет

В 15 лет заполучить морщины - надо постараться. Тоже фраза не совсем уместно смотрится. Лучше убрать ее из предложения, и просто оставить текст об отрешенности выражения лица. Хуже не будет.

0

3

Severus Snape
Вечер добрый)

Severus Snape написал(а):

Вообще, по канону Регулуса в юности выставляют настоящим фанатом Темного Лорда, младший Блэк газетные вырезки о нем собирал и чуть ли не над кроватью развешивал, и рвался в Пожиратели активно с одобрения родителей...

Это говорится в каноне только со слов Сириуса, с которым на эту тему не особенно распространялся)
И со слов Кричера, "он был горд, очень горд, что получил метку". А кто бы не был горд, когда школьники по канону вообще не могли стать ПС, а тут не только школьник, но еще и сразу во Внутренний Круг.)

Severus Snape написал(а):

младший Блэк газетные вырезки о нем собирал и чуть ли не над кроватью развешивал,

Вот над этим долго думал, да. Понимаете, если человек резко и сильно разочаровывает с кумире/идеале, то с глаз долой, Регулус бы просто сорвал коллаж к дементорам, в Азкабан. А тот спокойно довисел до 97го.)
Исходя из характера же, можно сказать, что коллаж - это как наглядное пособие, эмм, градации, так сказать лорда. Подтверждение, что выбор сделан неправильно, а назад дороги нет, и вперед все же надо как-то идти.
Пожирателям, Рэй несомненно симпатизирует больше. Вот только сделать его полностью фанатом, а на одной игре он у меня таким был) мне мешает здравый смысл, и "рациональность" из заявки мисс Беллатрикс.
Не люблю нелогичность.)
Тем не менее, нейтралитет тот официальный, о_О
Маленький он еще, чтобы ПС быть, или ОФ определенно так.

К тому же, о фанатстве к лорду:

ты стараешься оправдать их надежды, но не столько ради семейства и всей этой бесконечной волокиты о чистоте крови и высокопоставленном статусе, ты просто сильно любишь свою мать.

Из заявки все же)
Сюда крайний фанатизм как-то не идет)

Severus Snape написал(а):

Как-то неуместно смотрится данный термин в анкете на персонажа-волшебника. Этот термин мало того, что маггловский, но и введен был в 1981 году, а у нас 1977 (текст анкеты тоже ведь следует стилизовать под игру), да и делать из Блэка аутиста ко всем прелестям его трагического и надрывного восприятия семьи - уже перебор.

Ну слишком уж отстранен для ребенка вообще, и для Блэка в частности.)
Что-то такое там несомненно есть, но мне не принципиально, убрал.

Severus Snape написал(а):

В 15 лет заполучить морщины - надо постараться. Тоже фраза не совсем уместно смотрится. Лучше убрать ее из предложения, и просто оставить текст об отрешенности выражения лица. Хуже не будет.

Ну, *вспоминает брата в том возрасте* Бывает, правда. Но убрал, да.)

Есть еще какие-нибудь замечания?))

С уважением)

0

4

Regulus Black написал(а):

то с глаз долой, Регулус бы просто сорвал коллаж к дементорам, в Азкабан.

Или оставил бы, чтобы не вызывать подозрений и не привлекать внимания к изменению собственных взглядов.
Но не суть. Как обоснован нейтралитет, меня устраивает, так что Добро Пожаловать!

Обязательные для посещения темы:
Хронология персонажей
Готовые отношения
Заполнение личного звания
Список существующих персонажей
Занятые внешности

Р. S. - исходники актера, что на аватаре, есть в более молодом возрасте? А то Регулус у вас явно на 15 лет не выглядит, а на все 30...

0


Вы здесь » Marauders. Mischief managed! » `ЛИЧНЫЕ ДЕЛА » Black, Regulus [Slytherin, 5]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC