CHAPTER I. ONCE UPON A TIME

I.a. Имя, фамилия.
Ciarán Daerdra Burke | Циаран Дэйрдра Бэрк.
❖ Имена древнеирландские и, что уж там, не самые обычные даже для магического мира. Самой девушке они не особо нравятся, но выбирать не приходилось - в роду её матери почитались подобные имена, так что...
❖ Ненавидит, когда коверкают её имя или же сокращают его. Из сокращений стоит выделить Энн или же Анн, реже Цири, Циа, к которым Циаран относительно привыкла и не воспринимает в штыки. К прозвищам более чем равнодушна, однако в Хогвартсе за ней невольно закрепилось "младшая" - во многом из-за брата Родерика, учащегося с ней на одном факультете.
I.b. Возраст, дата рождения.
17 лет, 26.12.60.
I.c. Род деятельности.
Ученица Хогвартса. Слизерин, VII курс.
После окончания школы собирается работать консультантом Министерства Магии по вопросам тёмной магии или, если получится, уехать стажироваться в Дурмстранг.
I.d. Сторона.
Нейтралитет. Во всяком случае, старается его сохранять, не желая подставлять под удар самое дорогое, что у неё есть - свою семью. Что, по сути, не так просто сделать, имея столь любимого, сколь и несносного брата-пожирателя, "ненавязчиво" давящего и пытающегося склонить на свою сторону.

CHAPTER II. THERE LIVED A WIZARD

II.a. Статус крови.
Чистокровна. Ко всем волшебникам относится одинаково сдержанно, независимо от статуса крови; единственное исключение - несколько по-настоящему близких людей, но их чертовски мало.
II.b. Место рождения и проживания.
Магическая часть Лондона, Лютный Переулок, родовой особняк под прелестнейшим названием Одиум, что в переводе с латыни оптимистично означает "ненависть".
II.c. Ближайшие родственники.
❖ Финнеас Блэк, прадед - бывший директор школы магии и волшебства Хогвартс. Мёртв.
❖ Урсула Блэк, прабабушка (в девичестве Флинт) - мертва.
❖ Герберт Бэрк, дед - мёртв.
❖ Бельвина Бэрк, бабушка (в девичестве Блэк) - мертва.
❖ Карактак Бэрк, дядя - один из владельцев лавки "Борджин и Бэрк" в Лютном Переулке.
❖ Себастьян Бэрк, отец - эксперт по ликвидации тёмных проклятий в Министерстве Магии.
❖ Дэйрдра Бэрк, мать (в девичестве Селвин) - домохозяйка.
❖ Родерик Бэрк, брат - выпускник Слизерина 1977 года, Пожиратель Смерти.
❖ Эйлин Бэрк, сестра - ученица Слизерина, V курс.
II.d. Биография.
❖ Род Бэрк мало чем отличается от большинства чистокровных семей Англии: их закрытость, отсутствие желания общаться с другими вполне объяснимы и даже кого-то восхищают, а редкие появления этой четы в свет вновь вызывают волну обсуждений. Он - застегнутый на все пуговицы немногословный волшебник с безупречной осанкой, она - миловидная хрупкая женщина, учтиво здоровающаяся при встрече. Никакой заносчивости или лицемерия, Мерлин упаси, они всегда естественны и безукоризненно вежливы, хотя и несколько холодны. Скрываемая же страсть Бэрков к темным искусствам, о которой по задворкам кабинетов постоянно ходили слухи... Что ж, у каждого свои недостатки. Тем не менее, факт остается фактом: о семьей Бэрк было известно безбожно мало и никто не знает, что происходит за плотно закрытыми дверями Одиума.
❖ Циаран, несмотря на то, что является вторым ребенком в семье, была долгожданной - после рождения наследника Дэйрдре и Себастьяну отчаянно хотелось рождения дочери, которая должна была вырасти спокойной и безумно кроткой. Собственно, её имя с древнеирландского и обозначает сакраментальное "женственная". Гувернанток в их доме не было: консервативная чета Бэрков считала это, во-первых, актом неуважения к своим детям и, во-вторых, глупой привычкой, которая перешла в магический мир от маггловской аристократии. Таким образом, Родерик и Циаран, а позже и Эйлин воспитывались под чутким руководством матери. Или, вернее сказать, относительно чутким - в первую очередь в них воспитывали семейную гордость и независимость, умение держать себя в обществе, всё остальное было сугубо по желанию. Циаран, к примеру, никто не бил волшебной палочкой по руке за то, что она отказывалась играть на рояле или невнимательно прочитала книгу о магической истории XVI века.
❖ Когда дети повзрослели, они стали предоставлены самим себе. Разумеется, были и "Родерик, ты же старший, ты должен защищать нашу Циаран", и "Циаран Дэйрдра Бэрк, ты же девочка, веди себя подобающе", но в целом всё было неплохо. Циа и Ро, как они себя называли втайне от родителей, которым бы такая грубая фамильярность явно не понравилась, были довольно близки и друг друга защищали до последнего. Правда, они оба довольно рано увлеклись теорией темных искусств, книги по которой случайно нашли в библиотеке. Не сказать, что мать была в восторге, но после скрытого одобрения отца и клятвенного обещания детей быть благоразумными и не сболтнуть чего лишнего им было разрешено продолжить своё обучение.
❖ В Хогвартсе попала на факультет Слизерин, курсом младше брата. Впрочем, ничего особенно не изменилось: для выросшей в магической семье Циаран школа волшебства была чем-то обыденным, а отношения с братом не изменились. Её Ро по-прежнему защищал от всех неприятностей, а она за него была готова переплыть океан или выйти против тролля с голыми руками. Мерлин знает, что в таком случае она могла сделать, но ведь вышла бы. С оценками особых проблем не было: девочка, вдумчивый ребенок, на младших курсах часто предпочитала книги и учебники общению с однокурсниками, так что со знанием предмета проблем не возникало. Иногда она помогала брату и его друзьям с сочинениями, когда тема старших курсов была более-менее понятно, но такое, справедливости ради, было не слишком часто. На старших курсах Бэрк стала больше уделять внимания своему любимому ЗОТИ, находя в ней всё больше подробностей о тёмных искусствах, и общению с приятелями. Правда, успеваемость от этого ниже не стала - девушка, помимо прекрасной памяти, обладала талантом мастерски списывать.
❖ Откровенно говоря, с друзьями в Хогвартсе у Циаран не заладилось с самого начала. Обычно она общалась с братом и его компанией, где сразу же стала не столько "своей", сколько логичным продолжением брата, его тенью, не лишенной своего обаяния. Позже в их уютную горстку слизеринцев добавилась и подросшая Эйлин, поступившая на этот же факультет. С остальными отношения в большинстве случаев были нейтральными или натянутыми: большая часть женской половины школы раздражала её уже одним своим присутствием. К тому же, ей выпадало мало возможностей общаться с учениками других факультетов.
❖ Бэрк, несмотря на невинный внешний вид, долгое время была тем еще стихийным бедствием в мантии. И, хотя самым запомнившимся для её брата будет попытка Циаран вывести василиска дома, у неё есть свой список секретов, которые лучше никогда не знать ни её родителям, ни профессорам Хогвартса. Конечно, до прославленных мародёров ей далеко, однако она далеко не святоша.
❖ На её восприятие мира сильно повлияло то окружение, в котором она выросла. Со временем она привыкла к своеобразной атмосфере мрачности и безнадежности, царившей в их доме. Другое дело, что обычный Лондон, населенный магглами, является не самым лучшим местом для прогулок чистокровных волшебниц... Особенно когда это для них входит в привычку. Начиналось все довольно невинно - Циаран наскучило сидеть дома во время каникул, и она часто прогуливалась вначале по Косой Аллее, позже по остальному Лондону. Лучше не спрашивать о том, как это получилось, однако Бэрк, воспитанной, умной девочке с хрупкой нервной системой удалось спутаться сначала с маггловскими хиппи, затем с панками. По сути, это, к счастью, продолжалось недолго, всего лишь несколько месяцев, однако нервов и ей самой, и её родным подобная связь подпортила изрядно.
❖ К слову, то увлечение закончилось довольно печально. Летом 1975 года после очередной подростковой ссоры с родителями в духе "Почему вы меня совершенно не понимаете?", Циаран выскочила из дома без палочки. Поздним вечером. Уже хорошее начало, верно? Судя по всему, с маленькой наивной слизеринкой в Лютном Переулке ничего не случилось только по тому, что дуракам везет. Пришла в себя девушка уже в отделении маггловской полиции и это, пожалуй, она запомнит на всю жизнь, хотя и старается как можно скорее выбросить это из своей памяти. Как бы там ни было, оттуда её пришлось выручать Родерику, который устроил после своей сестры сладкую жизнь. Во всяком случае часы, проведенные под Петрификусом Тоталусом под аккомпанемент издевательских нотаций брата, были одними из самых запоминающихся в её жизни. С тех пор, впрочем, желания вернуться к старой компании, ровно как и вобще к чему-то маггловскому, у Циаран не возникало, да и после того случая кое-кто основательно взялся за ум.
❖ Проблемы для Циаран начались позже, уже в мае 1977 года. Любимый братец словно помешался на идеях чистой крови, а вскоре, как она узнала, Родерик вступил в группу радикально настроенных магов. Сначала это ни к чему не привело: разговор вышел более чем нейтральным и спокойным. Наследник рода Бэрков, лениво отмахнувшись от всего, просто предложил сестре не забивать себе голову и вступить в армию Пожирателей. Девушка отшутилась, хотя отношения между ними стали чуть более натянутыми.
Ситуация осложнилась, когда Бэрк случайно наткнулась в газете на статью о серии убийств магглов и поняла, кто может быть во всем этом виноват. Ей впервые стало жутко - как за брата, так и за всю семью - но она промолчала. До того момента, как прелестная Эйлин, заканчивающая четвертый курс, начала носиться на каникулах по дому, радостно почти что повторяя слова брата о чистоте крови. Естественно, Циаран сделала свои выводы о том, кто виновник всей ситуации. Второй разговор на тему Пожирателей с братом вышел более жестким, и после той ссоры, состоявшейся в конце августа, они больше не разговаривали.

CHAPTER III. WHO WENT THROUGH

III.a.b. Основные черты.
На самом деле в характере Циаран сложно выделить однозначно положительные и отрицательные черты, в данном случае недостатки являются продолжением достоинств и наоборот. Она сообразительна и творчески мыслит, однако в половине ситуаций всё это превращается в изворотливость и хитрость, а "полезная" гордость и самоуважение трансформируется в гипертрофированную независимость. У Бэрк неплохое чувство юмора, она остра на язык, однако из-за почти вечного плохого настроения всё это плавно перетекает в цинизм и сарказм, не найдя лучшего применения. Она искренняя, никогда не станет лгать, что перерастает в излишнюю и временами довольно жестокую прямолинейность и максимализм. Перфекционистка, расчетлива, довольно злопамятна. Склонна к различного рода авантюрам.
III.c. Характер.
Циаран - скептик, и этим, пожалуй, сказано почти всё. Ей сложно во что-то поверить, особенно в то, что она может быть кому-то интересна как человек, и, тем более, кому-то довериться и поделиться своими проблемами. Единственным исключением из этого списка до этого момента был брат, правда, девушка всё равно предпочитала решать свои проблемы самостоятельно, не взваливая их на кого-либо ещё. Осторожна до мнительности, однако эту самую мнительность окружающим не показывает, оставляя её на десерт самой себе. Бэрк - определенно рефлексирующая личность, причем, несмотря на свой факультет, наделенная довольно громким внутренним голосом совести и чувством вины. К сожалению, обычно получается так, что волшебница сделает что-то, а потом под аккомпанемент вышеобозначенных качеств хватается за голову.
Целеустремленна, решительна, готова пойти на всё ради достижения цели, по крайней мере, именно это старается внушить себе в голову. Довольно амбициозна и упряма, причем последнее - своеобразный бич девушки, для неё практически невозможно признать свою вину или неправоту на словах. В тех же спорах, к примеру, будет до конца отстаивать свою позицию, даже если она заведомо провальная. И, что хуже, Циаран стремится к независимости и свободе, увы, в несколько гипертрофированных масштабах: для неё принять чью-то помощь равносильно подписи в собственном бессилии.
Она далеко не феминистка, но... Просто так получается. Волевая личность, которая привыкла идти наперекор своим страхам или слабостям, ненавидящая подчиняться кому-либо, возможно, излишне принципиальная. Не переносит лжи, сплетен и интриг, предательства тем более. Сама предпочитает говорить правду, какой бы болезненной она не была, а если это невозможно - просто недоговаривает, изящно уходя от ответа и переводя тему разговора. К слову, говорит Циаран обычно более чем лаконична, правда, часто её слова отравлены цинизмом или язвительностью. Если она не в настроении или испытывает неприязнь к собеседнику, может со скрытым удовольствием доводит его до белого каления, цепляясь к неточным формулировкам, ляпсусам и оговоркам. "That's clever. Is is clever? Why it is clever?"
Скрытная, скорее всего, не будет никому рассказывать о своем прошлом даже под страхом Круциатуса. Разговоры о себе не любит, ровно как и комплименты в свой адрес. Не доверяет практически никому, благодаря хорошо запомнившейся с детства фразе: "Любой, кто не из нашей семьи — наш враг." Нет, внешне она может даже улыбаться, нормально поддерживать беседу, но все равно Циаран будет держать для себя дистанцию, стараясь мысленно не подпускать человека близко. Естественно, ненавидит быть обязанной кому-то, по этой причине старается как можно скорее избавиться от клятвы или обещания. Довольно изворотлива, правда, чаще всего использует это не для самых лучших целей.
При всем этом девушка не мстительна, по крайней мере, старается держать эту часть души под контролем. Она, бесспорно, злопамятна, но она не будет при встрече напоминать о подобных проколах их виновнику, скорее, это просто информация для неё самой, с помощью которой Циаран делает для себя кое-какие выводы. Ценит одиночество, хотя наверняка не откажется от компании близких людей, если они не будут ей надоедать. Примечательно, что Бэрк многое раздражает. Или, если быть совсем честными, её раздражает практически всё: когда кто-то говорит громко, когда кто-то говорит тихо, когда кто-то вобще говорит... Справедливости ради стоит отметить, что она обычно не высказывает претензии вслух, однако её настроение от подобных вещей становится еще паршивей.
А на самом деле, если копнуть глубже, то окажется, что Циаран просто боится. Боится довериться не тому человеку, остаться рано или поздно ненужной и одинокой, быть брошенной или, что хуже, использованной. Для неё намного проще замкнуться в себе, чем кому-либо поверить.

CHAPTER IV. HARD TRIALS AND THEN


IV.a. Прототип
Charlotte Kemp Muhl | Шарлотта Кемп Мюль.
IV.b. Отличительные черты.
Самой главной отличительной чертой является то, как Циаран держит себя - её лицо обычно безмятежно и расслабленно, хотя хорошо знакомый с ней человек может заметить, как недовольно девушка прищуривает уголки глаз и едва заметно кривит губы. Она старается держаться несколько отстраненно от всех, правда, получается далеко не всегда. Её часто кидает в крайности: если она пытается произвести хорошее впечатление, улыбка получается мягкой и несколько отстраненной; возможно, слишком наигранной, внимательный человек может это заметить по какому-то странному выражению глаз, явно не соответствующему образу милой и воздушной девушки. В другом случае улыбка или усмешка выходит если не злой, то слишком насмешливой, что, скажем так, не всегда играет на руку Бэрк.
Возможно, именно из-за сочетания безмятежного выражения лица и миниатюрной девушка выглядит несколько хрупко, воздушно, иногда невинно, если не выдает улыбка или выражение глаз. Раньше волшебница злилась, что её далеко не всегда принимают всерьез, позже привыкла и научилась использовать это в своих интересах. Рост Циаран - 168 сантиметров.

CHAPTER V. AND LIVED HAPPILY

V.a. Артефакты.
❖ ВП: Терновник, сердечная жила дракона. 13 дюймов.
❖ Метла для занятий в Хогвартсе, однако сама Циаран к ней более чем равнодушна - даже не потрудилась запомнить её модель, впрочем, ей это и не особенно нужно.
V.b. Способности.
❖ Обладает прекрасной памятью и быстрыми реакциями.
❖ Отлично разбирается в ЗОТИ, теории темных искусств и боевой магии.
V.с. Боггарт.
Труп магглорожденной волшебницы, увиденный в одной из газет и щедро приправленный воображением.
V.d. Дементор.
Часы ожидания в маггловском полицейском участке.
V.e. Патронус.
Отсутствует.
V.f. Зеркало Еиналеж
Здоровые родители и, как ни странно, Одиум в отличном состоянии и её полном распоряжении, без сумасшедших с точки зрения Циаран братьев и сестер. Нет, она их, конечно, любит, но...

CHAPTER VI. EVER EVER AFTER

VI.a. Пробный пост
Циаран Дэйрдра Бэрк мягко и рассеянно улыбается, заправляет выбившуюся прядь волос за ухо. И, чуть отступая назад, со всей силы ударяет старшего брата в челюсть. Ну, вернее, она сама так считает - целится куда-то в подбородок, на четыре сантиметра правее губ - вроде бы именно это в прочитанных книгах называлось "ударом в челюсть". Малышка Цири точно не знает об этом и, пожалуй, никогда не хотела бы узнать.
Это был не профессиональный удар, вызванный желанием причинить боль или унизить. Это была не месть волшебницы, заканчивающей школу магии в этом году. Была лишь почти детская обида девушки, чувствующей себя обманутой и преданной. Злость. Неверие. Пустота.
Она сомневается, почувствовал ли он вобще её удар. Собственные силы Циаран никогда не преувеличивала, хотя бы для самой себя, так что всерьез поверить в то, что она со своими откровенно слабыми руками могла причинить ощутимый вред Родерику, может только глупец. Крайне отрешенный и оторванный от реальности глупец, которых, пожалуй, даже не существует. Возможно, стоит что-нибудь предпринять, хотя бы достать палочку, иначе она совершенно беззащитна, но сил нет совершенно. Бэрк сама испуганна своим порывом, но отступать или, тем более, просить прощения она явно не собирается. Да, жалости она не испытывает, только мелко-мелко дрожали руки. О, Мерлин...
Она не смотрит на брата, предпочитая с особой тщательностью рассматривать пол собственной комнаты. Одна секунда, другая, третья. Надо всё же поднять взгляд и поговорить по душам, решить все раз и навсегда. Как там было? Alea jacta est? Девушка мысленно матерится, прикусывает губу. Кажется, до крови. И почти сразу же произносит, внезапно решаясь и понимая, что ещё хотя бы одна секунда, и слова навечно останутся не произнесёнными:
- Какого черта, Родерик? Какого черта ты втягиваешь в это ребенка? - голос почти не дрожит, вместо этого упоительно кружится голова и пляшут перед глазами блёклые пятна. Ну же, соберись! Чувствуя поднимающуюся тошноту и слабость, Циаран поднимает взгляд на ставшее в один миг чужим когда-то родное лицо.
Только подумать, вторая ссора за всю жизнь. Вторая ссора из-за этого грёбанного ордена Пожирателей.
Юноша мрачно улыбается, привычно глядя на неё снизу вверх. В его глазах есть что-то, чего она не может разобрать, но это кажется почему-то безумно важным и решающим. Бэрк внезапно, в одну секунду, ощущает себя балансирующей на эшафоте. Шаг влево, шаг вправо, а смысл?
- Тебе бы стоило сначала заняться рукопашным боем, прежде чем пытаться поразить меня, - все та же ледяная усмешка, всё тот же злой прищур. - Моя аристократичная леди.
Не заметить иронию в его словах невозможно, она оглушает, бьет набатом по остаткам гордости. Циаран хочется закричать, умыться обжигающе-ледяной водой, разбить руками зеркало - что угодно, лишь бы не было этой ужасной пустоты внутри. Еще чуть-чуть, и она утонет в ней, а мир растворится в мириадах цветных осколков. Показалось, или все вокруг начало расплываться еще больше? Родерик, кажется, насмешливо качает головой и пытается уйти, но брошенное запирающее заклинание лишает его этой возможности.
- Какого черта, Родерик? - глухо повторяет Циаран, смотря в стену перед собой. Бледные пальцы на долю секунды прикасаются к крепкой ладони, сжимают её, затем так же бесследно исчезают. - Зачем?
- О чем ты, малышка Цири? - уйти уже не пытается, хотя девушке от этого не легче. Сейчас она уже жалеет о том, что начала этот разговор, но отступать некуда. И, что хуже, впереди нет ничего. Пустота. Хаос. Разрушение.
- Ты знаешь, о чем я, - Циаран кажется, что её голос теперь не дрожит совсем, и она сдавленно выдыхает. Сбивчиво, слишком сбивчиво. Черт побери, почему?
- Знаю, - резко отвечает он, закидывая назад голову. - В отличие от тебя. Ты могла поддержать меня, поддержать нашу семью, а вместо этого я слышу от тебя лишь претензии. Моя любимая сестра, кажется, кто-то давно уже должен был сменить свою точку зрения.
- Ты хотя бы понимаешь, что поставлено на карту? Что будет, если вы проиграете? - голос вновь начинает ломаться, дрожать, но девушка этого даже не замечает. Ровно как и то, каким огнем пылают чужие тёмные глаза, скрытые в полумраке.
- Мы не проиграем. Не имеем права. И лично я приложу все усилия, чтобы привести наш род к победной славе.
- И всё-таки? Это не игра, - жёстко, слишком жёстко, но выбора просто нет. Она уже жалеет, что выбросила завалявшуюся бутылку огневиски, которая сейчас пришлась бы ой-как кстати - сейчас девушка готова пренебречь своими принципами, тем, что она никогда не пьёт.
- Понимаю, - Родерик отвечает глухо, отводя глаза в сторону. - Ты, кстати, не задумывалась, что каждый человек способен склонить чашу весов в пользу одной стороны, а ты своим отношением уменьшаешь шансы? Мои шансы. На то, чтобы не запятнать позором нашу августейшую семью, чтобы я остался в живых.
- Чаши весов и так неравноценны, и ты это видишь.
- И что ты хочешь? Чтобы я посыпал голову пеплом, пришёл в аврорат, ткнул им под нос свою левую руку и сказал: "Я раскаялся и решил перейти на вашу светлую сторону. Надеюсь вас не сильно напрягут те десятки трупов, что, уверен, совершенно случайно числятся за мной?"
- Чтобы ты хотя бы не губил свою сестру, - Циаран произносит это через силу, стараясь не сорваться окончательно. Держись, ты сможешь, ты - сильная.
- Я бы стремился к этому, если бы у меня был выбор.
- Лжешь. Выбор есть всегда.
- Возможно. Только кое-кто его уже сделал, - он наконец-то поворачивается к ней лицом, выглядит серьезным, как никогда. Бэрк, научившаяся различать эмоции брата, знала, что её Родерик чертовски взволнован. Пожалуй, он был спокойней даже когда она шесть лет назад по секрету сказала ему, что уже две недели пытается вывести у себя в комнате василиска.
- Выбор - это не один-единственный переломный момент, и наше прошлое не определяет поступки, которые мы вольны совершать, - слова пусты, слишком философски, но ей почти физически нужно это сказать, пока жидкий лёд этих слов не расплавил её горло. - Ты выбрал свою дорогу, но не тащи за собой в Ад и её.
Он, помедлив, кивает и резким движением волшебной палочки и негромким заклинанием разблокирует дверь, заставляя её практически вылететь от консистенции магической силы.
- Постараюсь, - небрежно бросает её защитник, уже почти скрываясь во тьме коридоров Одиума. Уходит не глядя, оставляя сестру наедине с её страхами, внутренними демонами и кошмарами. Не произнесенное "Я люблю тебя" исчезает где-то внутри, равнодушно сообщая о том, что кое-что никогда не будет прежним.
Циаран медленно оседает на пол по стене, отчаянно стараясь не прислушиваться к тишине. Несколькими этажами ниже громко хлопает входная дверь и трещат охранные заклинания.
VI.b. Опыт игры на ФПРГ
Несколько лет.
V.c. Частота посещения.
Каждый день.
VI.d. Связь
620902398.

Отредактировано Ciarán Burke (2012-03-30 07:40:14)